Заметка
0

Она

Она

Луч солнца проник за плотно занавешенные шторы. Поиграл с мебелью по пути и остановился на мне. Я далеко не жаворонок, но именно это утро мне бы хотелось пораньше начать. Хорошенько потянулся и, отдав должное тёплой уютной постели, решил — пора. Я знал, что её не будет. Она никогда не просыпалась рядом или у меня на плече, но её присутствие было во всём. Её запах, её голос, её смех. Я всегда знал, физически чувствовал, что она со мной.

Здесь никогда ничего не менялось. Всё всегда было на своих местах, и даже не возникало мысли что-то переставить или обновить. Пусть царили творческий беспорядок и следы прошлой ночи, мне казалось — всё это идеально для нас двоих. Кофе. Пожалуй, от него я никогда не откажусь, особенно таким утром.

Не спеша проследовав на кухню, ощутил такую непреодолимую тягу улыбнуться,даже больше — закатиться заливистым смехом, что с удовольствием сделал во весь голос, чем напугал сопящую кошку на кресле. Она подскочила, выгнула спину и зашипела. Я, сдавливая смех, честно попросил у неё прощения, уложил обратно и как можно тише сделал своё нехитрое дело.

С кружкой дымящего кофе встретил, уже входящее в свои права, утро. Позднее утро, если быть точным. Этот дом, её жилище, находился в глубине леса. Я до сих пор не знаю, есть ли рядом хоть какая-то человеческая жизнь, кроме нашей. А на все мои вопросы, она хитро улыбалась, говоря о том, что мечта осуществилась: дом у реки, в лесной глубинке наедине с природой. Это всегда была её идея фикс. Когда-то я относился скептически к такому образу жизни, но каждое такое утро я понимал, что она была права.

Только листва деревьев говорила со мной. И, что интересно, мне казалось этот разговор один из самых откровенных и искренних из всех диалогов моей жизни. Ветер шелестел верхушками многолетних дубов в чём-то пытаясь их убедить. Внизу же им вторили ивы, раскинув свои ветви, защищая обитель этой девушки. Знаю, что за лесом была поляна. Невероятно просторная и усыпана луговыми цветами. Мы часто там говорили с ней, устремив глаза к небу. Она любила брать меня за руку и тихо, не мешая кому-то незримому, наблюдала за облаками. Я далеко не романтик и уж точно неусидчивый человек — вот так на одном месте да еще и пялясь в небо. Но с ней всё менялось. Я любил это время — время тишины, покоя и её ровного дыхания.

За поляной было озеро, просто огромное! Сколько раз я удивлялся прозрачности его вод.

— Разве в наше время такие бывают? — восклицал я каждый раз, рассматривая свою физиономию в зеркальном отражении.

— Да, бывают. Только таким оно становятся, когда в него смотришь ты. Когда я прихожу сюда одна, вода приобретает красноватый оттенок и в нём я ничего не могу разглядеть. Но это и к лучшему. Ты же знаешь, как я не люблю отражающие поверхности.

Так она и говорила каждый раз. И я ей верю. Всё, что связано с ней – удивительно!

Каждое утро она встречала меня со свежими ягодами верхом на своём любимце Пегасе. Это был чистокровный американский альбинос. Окрас шерсти цвета слоновой кости, с белой шикарной гривой, голубыми глазами и розовой кожей. Она всегда хотела именно альбиноса, по-детски верила легендам о том, что он наделен магической силой. Поначалу я улыбался и этой её убежденности, но когда я видел их вдвоём, я понимал, что зря. Она читала его взгляд, а он всегда закрывал её от меня своей белоснежной гривой, как бы боясь, что я могу её обидеть. Однажды я попытался подойти к нему поближе, показать, кто здесь главный. Он же развернулся ко мне, простите, задом, и издал такие воинственные звуки, что желание соперничества отпало напрочь. Конечно, я не особенно и пытался. Я видел, что это её лучший друг и не имел претензий на его место. Тем более у меня так же была подруга из его сородичей — великолепная Афина. Арабская чистокровная. Выразительные, проникающие в самую твою суть, глаза, «щучий профиль» и живой характер Афины влюбили меня с первого взгляда в это воплощение благородства. Мне пришлось приложить немало усилий, что бы завоевать её доверие. Но спустя какой-то год, мы стали неразлучны в дни моего посещения этого места.

Вот такой четвёркой мы проводили время целый день. Наслаждались красотой здешних мест, о каждой частичке которого, она знала всё. Были там и свои легенды. И когда по пути я слушал одну из них, Пегас, словно подтверждая её слова, кивал своей белоснежной головой. А она хохотала, глядя на его уловки, и нежно трепала гриву в одобрение. Потом неслась с ним быстрее ветра, и сколько мы с Афиной не пытались догнать этих сумасшедших, нам ни разу это не удавалось. «Крылатый конь»! Добавить нечего. Так мы незаметно попадали домой. Уставшие и счастливые отправлялись каждый восвояси: Пегас и Афина в свободное плавание, а мы в свой уютный дом.

Ужин при свечах. Её тихий смех и ласковые руки. Необычайный закат всех возможных оттенков… После, она садилась за свою книгу. А я, не чувствуя ног, но чувствуя такой прилив счастья, засыпал…

Луч солнца проник в чуть приоткрытое окно. Я открыл глаза. Вставать совсем не хотелось. За окном зима и дикий холод. Я слышал, как выла метель. Рядом спала моя жена. Она всегда просыпается позже меня и это меня устраивает. Мы вместе уже 6 лет. А она? Она пропала 10 лет назад. Мы искали её всем миром, все, кому она была не безразлична. Она вышла прогуляться. Как всегда, поиграла с моими волосами, поцеловала на прощание и не вернулась. Она была всей моей жизнью. Будучи вместе, я знал все её мечты и желания, все её любимые занятия. И, когда-то она дала слово, что если что-то с нами случится, то пусть раз в год в самом прекрасном месте нам будет подарен один день и одна ночь. Она сдержала слово.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *