Исток

Исток
— Ну вот, я у истока всей моей жизни или у её конца? Интересно, здесь есть кто-нибудь или я один? Так внезапно всё… Эх, у меня было столько планов там, и ни одного — как быть здесь.

Путь сюда был долог. Я вспомнил всё. Я помню всех. И столько слёз пролил по дороге сюда, сколько за всю жизнь не смог бы скопить. Ох, дурак! Я видел маму. Она ждала как и всегда, не смотря на то, что мы рассорились и больше года нормально не общались. Ждала меня и чистила картошку, о чем-то говоря с дочерью. Моя дочь. Я совсем не был с ней. Теперь я вижу её и как она уезжает с матерью из дома бабушки, что бы не видеть всего, что произойдёт потом.

Пока я сюда шёл, я вспомнил все обиды, нанесённые мной, но не вспомнил ни одной, принесённой мне. Это уже неважно, вернее… это никогда не было важно! Но боль каждого оскорбленного и обманутого мной в жизни, пока я шёл сюда, вонзалась иглами в сердце. Я всегда говорил на просьбы быть осторожным: «Это судьба» — и даже не ведал, какая ждёт меня. Удар электрическим током, в тот момент, когда я думал о доме, там в далекой России. Мы работали так долго и в жутких условиях, не спали ночами только для того, что бы иметь средства к существованию. Мы должны были в этот день сдать объект и уехать домой. Я уже выбрал подарок для дочери в день её рождения…Как же я был беспечен!

Странно…но сейчас я ни о чём не жалею. Я увидел всех, кого не видел уже много лет. Я побывал в любимых местах и даже там, куда мечтал попасть, но не мог по разным причинам. Я отпустил всё это, ещё на первой трети пути, который открылся мне после последнего вздоха. А потом, я просто шёл. Я знал, что там мой дом. Настоящий дом.

По пути я не встретил ни одно живое существо. Наверное, они бы отвлекли меня от воспоминаний и самосуда. Это были самые тяжелые воспоминания. Там на земле, я копаться в себе не любил и не хотел, не анализировал свои поступки, лишь изредка, когда откровенно поступал не-правильно, и это было видно невооруженным глазом. Сейчас же, когда впереди были лишь равнины и серый горизонт, я как будто смотрел чёрно-белое кино, но заметнее и красноречивее любого другого! И спецэффектов не нужно было. Я видел каждую слезу обид, каждую жилу злости, слышал проклятия…

Долго шёл этот фильм, режиссером и сценаристом которого, без сомнения, был я сам. По край-ней мере, я успел пройти не одну милю, наверное. В лицо ударил свежий ветер. Я остановился и ощутил, что меня мучает жажда или чувство подобное ей. Это немного вывело меня из оцепенения и я поднял глаза туда — по направлению к горизонту.

Господи! Как хорошо! Впереди меня начинались горы и между ними веселилось озеро. Лучи встающего солнца старались коснуться каждой точки этой невероятной земли. Сильный аромат луговых цветов вызывал лёгкое головокружение. А где-то высоко в небе я услышал первые звуки за весь этот путь – разноголосых пернатых теноров. После серых пустынных просторов, всё здесь казалось чем-то нереальным, наваждением усталого путника, миражом. Я не в силах сделать шаг, боясь, что потеряю это наваждение. Я стоял и любовался этой красотой: ослепительным солнцем, красочными растениями, прозрачной водой и бесконечностью гор. Свежий ветер давал ощущение реальности и я принимал её, как единственно существующую. Да, теперь я дома.

Там на земле на вопрос о том, верю ли я и в жизнь после смерти, я чувствовал в себе один ответ, именно чувствовал – каждый будет там, где есть ему подобные. Это череда планет. Это параллельные миры. И каждая планета населена схожими душами. Значит, я дома и здесь меня ждут те, кто будет понят мной и поймёт меня так, как будто в нас бьётся одно сердце.

— Саша! – услышал я за спиной. И голос этот я никогда не забуду. – Саша! Сынок!
— Папа! Я так по тебе скучал! Прости меня! Теперь всё будет хорошо!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *